ИНФОРМАЦИОННЫЙ НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ
О ПРОМЫШЛЕННОЙ ИНДУСТРИИ 4.0

  • NEWS
  • INDUSTRIAL SOLUTIONS
  • INNOVATIVE IDEAS
  • TECHNOLOGIES
  • INDUSTRY 4.0
  • НОВОСТИ
  • ПРОМЫШЛЕННЫЕ РЕШЕНИЯ
  • ИННОВАЦИОННЫЕ ИДЕИ
  • ТЕХНОЛОГИИ
  • ИНДУСТРИЯ 4.0

Российские роботы – жертвы проклятия

Баннер в главной колонке 715х150 - второй
Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

В Китае робот-стоматолог впервые самостоятельно прооперировал человека, в Японии робот-пугало в волчьей шкуре помогает фермерам бороться с птицами и животными, угрожающими посадкам, а Эстония легализовала роботов-курьеров. Не отстает вроде бы и Россия – так, пермский Promobot не только спас ребенка на выставке, но и пожал руку Владимиру Путину. Роботов в мире и правда становится все больше. Большинство из них сегодня – промышленные, однако в ближайшие несколько лет им предстоит уступить дорогу сервисным роботизированным устройствам, которые и захватят мир. О перспективах развития мирового рынка роботов, основных его драйверах, а также о том, какое место на мировом рынке роботов занимает Россия, рассказал «Инвест-Форсайту» основатель и президент Национальной Ассоциации участников рынка робототехники Виталий Недельский.

– В какую цифру сегодня можно ценить рынок промышленных роботов, какая страна в мире лидирует?

– Если говорить о рынке промышленной робототехники, здесь лидером, безусловно, является Китай. Последние 5 лет их рынок стремительно растет: страна уже давно стала державой номер один по объему закупаемых роботов. С 2007 года Китай начал разрабатывать государственные программы по стимулированию робототехники –  это и закупки роботов на производства, и помощь деньгами, и поддержка своих производителей. Конечно, они начали с копирования, но уже в 2016 году почти 30% своего рынка закрывают самостоятельно. А всего 3-4 года назад местной продукции на рынке было ноль.

– Что заставило Китай роботизировать промышленность?

– Еще 10 лет назад китайцы поняли: у них нет дешевого ручного труда. Я сам 10 лет назад размещал производство на побережье в Китае, и стоимость труда инженера и рабочего была примерно как в Европе.  Стало очевидно: чтобы оставаться мастерской мира и сохранить все производства, нужно роботизироваться – и нет никаких других альтернатив. Другая альтернатива – только умереть.

– Насколько активно развивается данный рынок?

– Рынок промышленные роботов, промышленного роботизированного оборудования растет в среднем на 12% в год, среднемировой темп роста составляет 12-15%. Это, безусловно, не криптовалюта и не тюльпаны, но это уверенный устойчивый рост. Сегодня общее число установленных промышленных роботов составляет около 1,8 млн единиц, через 3 года их будет 2,5 млн.

– Какие еще страны основные игроки на данном рынке, какое здесь место России?

– В этом году Китай купит около 90 000 промышленных роботов, это очень много. Следом за Китаем идут такие страны, как Германия и Япония: они покупают примерно вдвое меньше машин. Еще в два раза меньше объем закупок США. Италия, Франция и т.д. ежегодно покупают до 10 000 роботов в год. У России объем закупок почти ноль, в лучшем случае покупается 500-600 роботов.

Кембрийский взрыв

– Какой сегмент рынка роботов развивается наиболее активно?

– Активнее всего развивается сегмент сервисных роботов. Иногда ситуацию даже сравнивают с кембрийским взрывом. Этот рынок менее зрелый по сравнению с промышленными роботами, он примерно в 10 раз меньше, но зато растет по 30-35% в год и очень скоро догонит и перегонит рынок промышленных роботизированных решений.

– В каких сегментах сервисные роботы востребованы больше всего?

– Один из крупных «видов» таких устройств – разнообразные мобильные платформы, которые могут транспортировать грузы и двигаться по заданному маршруту. Они умеют подвозить детали, сырье, увозить готовую продукцию и т.д. У таких роботов огромные преимущества перед людьми – они способны работать в темноте, их не надо согревать, ну и, конечно, растет скорость работы. В том числе они работают на логистических складах. Сначала роботизировать свои склады решил Amazon, затем постепенно то же самое стали делать другие компании.

– Какие еще есть сферы применения сервисных роботов?

– Следующая крупная сфера – медицина. Самые известные здесь – роботы, которые делают операции, выступают в роли инструмента врача, самый известный подобный робот – Da Vinci. Есть, кстати, аналоги и в России: одна из таких компаний, резидент «Сколково», собирается производить своих роботов-хирургов в Китае. Есть спасательные роботы, они могут расчищать завалы, разминировать территории… Есть и военные роботы – но в них особенно ничего нового нет, у военных всегда были дистанционные управляемые ракеты, торпеды и т.д. Сейчас, к слову, много денег инвестируется в военную робототехнику. Есть и системы бытовых роботов – для развлечений, образования, есть роботы-уборщики, например, робот-пылесос, и т.д.

Сырьевое проклятье

– Что является главным драйвером рынка промышленных роботов?

– Прежде всего, конечно же, автопром. Автозаводы покупают много роботов – тот же Китай, развивая свой гигантский автопром, развивает тем самым и рынок роботов. Номер два – это электронная промышленность; Китай здесь тоже активно развивает свою электронику. Посмотрите на завод Завод Foxconn в Китае (производит в том числе IPhone – ред.) – если раньше у конвейерной ленты стояли люди в халатах и масках, теперь их место заняли роботы. В планах компании установить на своих производствах в ближайшие 5-7 лет миллион роботов. Соответственно, в тех странах, где незначительна доля автопрома и электронной промышленности в экономике, мало роботов. У нас в России – мало.

– Есть ли в России производство роботов?

– Что касается промышленных роботов, своего производства у нас нет. Отчасти в силу этого в стране нет рынка, из-за этого, кстати, нет и интереса к локализации у иностранных компаний. Зато у нас есть интеграторы (их около двух десятков) разного промоборудования, в том числе роботов. Но у нас есть производство сервисных роботов – около полсотни стартапов – и это неплохо: примерно столько же в Израиле. Хотя, конечно, не сравнить с американской экосистемой.

– Что нам мешает, сырьевое проклятие?

– В том числе. Конечно, страны, у которых нет сырья и которые делают ставку на производство какой-то продукции, – им деваться некуда, они будут это использовать: деваться-то некуда. Ведь роботизация, автоматизация – это всего лишь резерв по снижению расходов и повышению качества продукции; у нас, к сожалению, в этом не всегда сильно заинтересованы. У нас мало роботов не только потому, что слабая автомобильная промышленность. Например, в стране мало компаний, которые производят продукцию на экспорт, работают в конкурентной среде. Госкомпании работают в полурыночных условиях; у них нет и не может быть суровой необходимости внедрять робототехнику. В итоге определенные участки могли бы давно уже быть с роботами, но там по-прежнему работают люди – по инерции. В итоге уровень роботизации – это просто индикатор качества нашего производства и качества нашего менеджмента. Поэтому одна из наших задач как Ассоциации – просвещение: мы показываем, как роботы используются в мире, как измерять эффективность от их внедрения и т.д.

– Только ли проблема сырьевой ориентации экономики мешает России?

– Конечно, здесь несколько факторов. Россия исторически находится в догоняющем положении. На переходе из 19 века в 20 век железные дороги строили французские концессии. Потом с помощью французов, немцев, американцев строились металлургические заводы. Тот же «ГАЗ» – это завод Ford, Siemens у нас построила много заводов и т.д. Если говорить про «ВАЗ» – они итальянцы. Завод Fiat был спроектирован, нами скопирован, и начал выпускать свои машины, правда, немного хуже, чем Fiat оригинальный. Это у нас такая традиция, даже если взять атомную бомбу – конечно, там мы многое и сами придумали, но хорошо сработала и разведка.

При этом у нас есть свои сильные стороны – например, сильная математика, у нас много программистов. Правда, немало уехало: в одной Кремниевой долине наших миллион. Но именно поэтому у нас возникли такие компании, как Яндекс, Mail.ru… Потом, у нас исторически много талантливых изобретателей, это наша сильная сторона – надо именно ее и развивать. Может быть, вступать в кооперацию с другими странами, ни в коем случае не изолироваться, а каждому делать то, что получается лучше.

– Стоит развивать в России производство роботов?

– Вообще, покупка роботов дело довольно простое, это не дефицитное оборудование, и все производители известны. Но в стоимости промышленного решения цена самого робота – лишь 30%, оставшиеся 70% составляет работа интегратора. И, кстати, добавленная стоимость распределяется примерно так же. Поэтому еще большой вопрос: стоит ли нам конкурировать с уже существующими производителями промышленных роботов – это же все равно, что сейчас начать новый IPhone производить.

Роботы не заменят людей

– Грозит ли рост популяции роботов безработицей?

– Сегодня регулярно появляются фобии, что роботы займут место людей и наступит чуть ли не тотальная безработица. Но ведь люди всегда занимались развитием инструментов, облегчающих им жизнь, начиная с палок и топоров. Был каменные топор, потом железный, ничего не поменялось, кроме производительности труда. Каждая технологическая революция примерно в 50 раз повышает производительность труда в целом. Когда от конной тяги перешли к паровой, производительность труда скакнула в 50 раз по всей системе, не только в транспорте. Сейчас происходит такой же скачок. Если четвертая технологическая революция была индустриальной, пятая принесла нам ИТ-революцию, то шестая революция – это робототехника, биотехнологии, искусственный интеллект. Сейчас наша страна находится в основном в индустриальной фазе, часть городов – в пятой, есть островки шестой.

– То есть людей роботы не заменят?

– Роботы будут работать вместе с людьми. Даже если робот полностью возьмет на себя функционал человека на производстве, человек все равно будет стоять и следить за процессом, думать, как лучше расположить робота, искать новое оборудование. Просто человек начнет заниматься более творческой деятельностью, перестанет быть винтиком в конвейере «Форда». Люди же, в конце концов, достойны заниматься более интересным делом!

– Есть ли уже на эту тему некие подсчеты, аналитика?

– Например, существует 20-летняя статистика Международной ассоциации робототехники. Она явно показывает: новых рабочих мест появляется больше, чем исчезает старых. Поймите, ведь роботов должен кто-то чинить, программировать…  Была же отрасль гужевого транспорта, которую затем сменил автопром. И если раньше человек кормил овсом лошадь, теперь он стал автомехаником. Ничего страшного не происходит – просто меняются рынки труда.

Стартапы, госкорпорации и военные

– Кто может стать драйвером развития рынка роботов в России, может быть, военные?

– Военные выступают в качестве драйверов развития технологий на всем пути развития человечества, они просто точно знают – зачем те им нужны. Всегда нужны новые материалы, технологии и т.д. Затем, конечно же, стартапы. И те компании  и корпорации, которые работают в международной конкурентной среде, которые ищут пути повышения эффективности и сокращения расходов. У них просто растет число роботов, а уменьшается число людей, которые стоят «под краном».

– Какие корпорации?

– «Росатом», например. У корпорации есть интерес к робототехнике – это и системы безопасности, и контроля производства. Хотя у них продукция, само собой, не массовая – а роботов более выгодно на производстве массовой продукции использовать. Например, в ритейле, где их применяют в логистике, в агропроме – внедрение беспилотных тракторов: сейчас многие производители готовятся к их выпуску.

– Какова роль государства в развитии рынка?

– Государственная роль, естественно, важна: у нас в госсекторе чуть ли не половина всей экономики. К тому же, на мировой арене государства ведь соревнуются между собой – кто наиболее продвинутый и инновационный. Государство сейчас на эту тему просыпается, и мы как Ассоциация прикладываем максимум усилий. Делаем, например, предложения в правительство, в Минпромторг, в администрацию президента. Кстати, президент об этом все больше говорит, например, во время визита в Пермь предложил сделать там федеральной центр робототехники. Так что маховики государственные раскручиваются. Государство же создает среду, в которой будет комфортно или некомфортно работать предпринимателям. Если предприниматель может производить здесь, а продавать на мировом рынке, если у него есть «Сколково», партнеры – зачем ему уезжать?

Беседовала Ольга Блинова

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.
Баннер в главной колонке 715х150 - первый
06.12.17

комментарии


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *