ИНФОРМАЦИОННЫЙ НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ
О ПРОМЫШЛЕННОЙ ИНДУСТРИИ 4.0

  • NEWS
  • INDUSTRIAL SOLUTIONS
  • INNOVATIVE IDEAS
  • TECHNOLOGIES
  • INDUSTRY 4.0
  • НОВОСТИ
  • ПРОМЫШЛЕННЫЕ РЕШЕНИЯ
  • ИННОВАЦИОННЫЕ ИДЕИ
  • ТЕХНОЛОГИИ
  • ИНДУСТРИЯ 4.0

Как Великобритания пытается заскочить в поезд новой промышленной революции

Баннер в главной колонке 715х150 - второй
Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Прошлые неудачи и успешный немецкий опыт заставили Великобританию пересмотреть подход к развитию и поддержке промышленного сектора

«Айфон» стал возможен благодаря американскому правительству. Оно не участвовало в производстве смартфона, но все же несет определенную ответственность за, вероятно, самый коммерчески успешный дизайн за всю историю человечества.

Дело в том, что многие компоненты, на которых работают продукты Apple, были созданы благодаря военным исследованиям. Ключевые технологии – от жестких дисков и процессоров до батарей и тачскринов – были разработаны в рамках правительственных программ.

Агентство DARPA (сокр. от англ. «defense advanced research projects agency», что значит «Управление перспективных исследовательских проектов Министерства обороны США») является движущей силой нескольких технологических прорывов и их коммерческих применений вроде самоуправляемых автомобилей и роботов-гуманоидов. Считается, что государство не в состоянии создать первоклассную, многомиллиардную компанию, и уж тем более – на американской земле, где капитализм пускай и не родился, но зато глубоко и крепко пустил свои корни.

Однако в США все происходит с точностью до наоборот. И другие страны (например, Великобритания) тоже хотят откусить кусочек от этого пирога.

«Примером того, как государство помогает подготовить страну к преимуществам, которые сулят важные технологические тренды, может стать Германия и ее деятельность в «индустрии 4.0». Также стоит упомянуть американскую DARPA и другие публичные исследовательские институты, которые сыграли значительную роль в разработке технологий, благодаря которым стали возможны интернет, смартфон и, в конечном счете, появление совершенно новых рынков», – говорится в экспертном докладе о промышленной стратегии Великобритании.

«У Японии есть специальные стратегии для подготовки к этим технологическим трансформациям». Цель в том, чтобы перенять успешный опыт этих стран и избежать повторения прошлых неудач, когда производственные программы Великобритании приводили к «выбору победителей» – поддержке плохо функционирующих компаний.

Тереза Мэй и Ангела Меркель

Сработает ли на этот раз? И чему, собственно, Великобритания может научиться у остального мира? Идея поддержки новых технологий сама по себе не нова. В Великобритании уже есть подобные программы, хотя и не такого масштаба, как DARPA, и речь о Innovate UK – агентстве, которое предлагает гранты и кредиты.

Кроме того, бизнес получает дополнительную поддержку от бюджета и промышленной стратегии в форме увеличенных налоговых субсидий на научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки (НИОКР). Компаниям нравится такой подход – это способ стимулирования инноваций, при котором государство не выбирает, каким именно технологиям и отраслям должна оказываться поддержка.

«Это поддержка не зависит ни от технологии, ни от отрасли, – говорит экономист Ли Хопли (Lee Hopley) из EEF (это организация, помогающая в развитии производственных, инженерных и технологических бизнесов в Великобритании). – Компания просто улучшает свои продукты и процессы, а оценка для получения налоговых субсидий никак не влияет на отрасль, в которой эта компания работает». В этом смысле часто образцом для подражания служит Германия – страна с мощной производственной базой, высококвалифицированными «синими воротничками» и завидным положением в Европейском Союзе.

Грег Кларк — министр бизнеса, энергетики и промышленной стратегии Великобритании

В данный момент Франция и Испания реформируют свои рынки труда, чтобы они соответствовали низкой безработице в Германии. Но в Великобритании уже сейчас низкая безработица и гибкие рынки труда, поэтому у нее другие цели, отражающие успехи немецкой экономики – рабочие Германии продуктивней, а их заработная плата растет в два раза быстрее.

«Промышленность Германии выигрывает, во-первых, за счет компаний, называемых «миттельштадтами» – огромного количества невидимых чемпионов рынка, работающих на долгосрочную перспективу, во-вторых, от раннего аутсорсинга всех процессов, которые можно перевести на аутсорс, сначала в Восточную Европу, а потом в Китай, и в-третьих, благодаря хорошо функционирующей системе профессионального образования, подготавливающей граждан к выполнению работ», – говорит экономист Флориан Хенс (Florian Hense) из банка Berenberg.

«Думаю, Великобритания должна сосредоточиться на самом последнем из этих преимуществ. Гнаться за вторым уже поздно, а первый – это структурный/культурный феномен, воспроизвести который будет очень трудно, особенно за короткий период».

Одно из предлагаемых решений – так называемые «Т-степени», новые образовательно-квалификационные программы для технических специальностей. Однако, по мнению Ульриха Хоппе (Ulrich Hoppe), генерального директора Немецко-Британской Палаты Промышленности и Торговли, государственные инициативы в одиночку не в состоянии решить британскую проблему с рабочими навыками и образованием.

«В целом культура британских компаний такова, что они обучают людей прямо на работе. Это хорошо для этой самой работы, но плохо для других активностей».

Он считает, что это душит развитие инноваций в Великобритании, поскольку рабочие видят лишь свою часть производственного процесса. Кроме того, это отбивает у рабочих желание работать в промышленных отраслях, потому что трудно увидеть свой карьерный путь, если ты обучен лишь какой-то конкретной работе и не имеешь возможности применить свои навыки на более высоких позициях.

По его словам, государство должно обеспечить рабочего основными навыками, а компании – взять ответственность за обучение. Чтобы реализовать это, компании должны тесно работать с колледжами.

«Нам нужен культурный сдвиг, чтобы показать привлекательность карьеры в технической области, и здесь не обойдется без участия финансовых структур, – говорит Хоппе. – Они, возможно, должны платить чуть больше, чтобы эта карьера казалась более интересной и стоящей».

Но быстро решить эту проблему не удастся. Хопли называет реформирование системы образования и рабочих навыков «супертанкером, на разворот которого уйдет целое поколение».

Он считает, что сейчас британское правительство «как никогда открыто модели практического обучения» и идее образования при помощи «Т-степеней».

«Наниматели, университеты, молодые люди и их родители – все должны это понять. Притирка к новой модели должна занять определенное время», – говорит он. Немецкий бизнес знает, что в случае чего может опереться на крепкую государственную поддержку, и тесно работает с банками, которые поддерживают их долгосрочные планы.

В то же время британские стратегии – и доступ к банковской поддержке – трудно назвать стабильными, т.к. они постоянно меняются.

«Я думаю, сейчас британские банки пытаются более-менее приспособиться к нуждам бизнеса, тогда как 20-30 лет назад они быстро свернули поддержку, едва заметив первые признаки надвигающихся проблем», – говорит он.

В этом может помочь дополнительное использование ресурсов Британского Делового Банка (Britain Business Bank), который выполняет примерно те же функции, что и KfW – немецкий инвестиционный банк, поддерживаемый государством. Что касается других областей, то в них, согласно Джайлсу Деррингтону (Giles Derrington), директору ассоциации techUK по политикам, британское правительство делает большие успехи.

«Государство, наконец, осознало важность регулирования, – говорит Деррингтон. – Если взглянуть на «индустрию 4.0» в Германии, то у них разработан полноценный план развития, в котором отчетливо говорится, что они хотят стать лидерами в интернете вещей, и вот главные трудности, которые нужно преодолеть, вот направления, которые нужно отработать как следует – это коммуникационная база, это важность шифрования и кибербезопасность, а также объединение всех этих аспектов. Они просто спросили себя – а какие «кирпичики» нам потребуются?»

По его словам, решение создать Центр Этики Данных и Инноваций (Centre for Data Ethics and Innovation) и Пионерский Фонд Регуляторов (Regulators’ Pioneer Fund) показывает, что Великобритания пытается сделать тоже самое для своего промышленного сектора. «Это во многом зависит от государства. Если мы хотим быть мировыми лидерами в искусственном интеллекте и автоматизации, государству предстоит столкнуться с серьезными вызовами. И это не тот случай, когда революция произойдет, а мы просто перейдем через этот мост и спокойно воспользуемся ее плодами».

Упоминание в этом докладе Японии кажется странным. Хотя эта страна всегда прямо ассоциируется с высокими технологиями, в данный момент ее экономика вряд ли является примером для подражания. Аналитики считают, что в копировании Японской модели роста очень мало смысла.

Как отмечает Константинос Венетис (Konstantinos Venetis), в 70-ых и 80-ых Япония и Южная Корея вложили огромные ресурсы в создание высокотехнологичных отраслей и приказывали своим банкам делать то же самое. Великобритания имеет меньше возможностей для такого прямого управления и в любом случае будет испытывать трудности при попытке копировать эти индустрии.

«В этих странах существует национальная политика «подпитки» чемпионов. То же самое в данный момент делает Китай, чтобы напрямую конкурировать с США», – говорит он.

Это та самая проблема «выбора победителей», на которой Великобритания уже когда-то споткнулась и которую сейчас государство хочет избежать.

«Речь не о «выборе победителей» – у нас очень широкая промышленная стратегия», – говорит Грег Кларк (Greg Clark), министр бизнеса, энергетики и промышленной стратегии Великобритании. Вместо этого, по его словам, перед правительством стоит цель создать более перспективный и стимулирующий деловой климат, а также подготовиться к серьезным вызовам, которые ждут страну в ближайшие десятилетия.

Тем не менее, пока не ясно, что именно станет главным фактором неудачи или успеха. Кларк говорит, что хочет увеличить затраты на НИОКР до 1,7% ВНП, к 2027 году поднять их до 2,4% ВНП, а после этого – до 3% ВНП. Он также добавил, что данные о производительности не следует считать надежными, а данных о результатах в некоторых областях современной сферы обслуживания нет вовсе.

Экономисты недоумевают, почему появление новых технологий не вызывает роста производительности. Джеймс Стюарт (James Stewart), директор KPMG по глобальным инфраструктурным практикам, считает, что все скоро станет на свои места – как только компании начнут широко использовать технологии вроде искусственного интеллекта.

«В течение следующих 5-10 лет рост производительности, подталкиваемой технологическими инновациями, будет экспоненциальным», – говорит он. Если так, британская экономика должна показать значительный рост даже без государственной помощи, благодаря чему национальную промышленную стратегию в любом случае ждет большой успех.

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.
Баннер в главной колонке 715х150 - первый
07.12.17

комментарии


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *